Суд также коснулся этого вопроса

Вместе с тем буквально закрепленное в
названной конституционной норме и не нуждающееся в конкретизации право граждан,
чьим убежде­ниям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, на
замену ее альтернативной гражданской службой, как и все другие права и свободы
человека и гражданина, является непосредственно действующим (ст. 18 Конституции
РФ) и должно обеспечиваться независимо от того, принят или не принят
соответствующий федеральный закон. Стремление гражданина реализовать свое
конституционное право не запрещенными законом способами, во всяком случае, не
может служить основанием для возбуждения против него уголовного дела или иного
преследования». И далее - «действия граждан, реализующих свое конституционное
право на альтернативную гражданскую службу, не могут расцениваться как уклоне­ние
без уважительной причины от военной службы и, следовательно, не подпадает под
признаки ... правонарушения».

В уже упомянутом постановлении
Конституционного Суда РФ от 23 но­ября 1996 г. Суд также коснулся этого вопроса
и пришел к выводу, что

закрепленное Конституцией РФ право на замену
военной службы альтер­нативной гражданской «не нуждается в конкретизации и
является, как сле­дует из статей 18, 28 и 59 Конституции РФ, непосредственно
действующим, притом именно индивидуальным правом, т.е. связанным со свободой ве­роисповедания
в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обеспечиваться
независимо от того, состоит гражданин в какой- либо религиозной организации или
нет».

Как видим, Конституционный Суд РФ, пусть с
некоторой излишней осторожностью и дипломатичностью, уделил достаточно
серьезное вни­мание вопросам реализации гражданами права на свободу совести и
ве­роисповедания. Упомянутые решения Конституционного Суда Российс­кой
Федерации уже оказывают и в обозримом будущем должны оказать существенное
влияние на правоприменительную практику, в том числе на практику судов общей
юрисдикции.