Также была проведена баллистическая экспертиза.

В деле Cakici
v. Turkey href="#_ftn189" name="_ftnref189" title="">[189] брат заявителя
был задержан полицией и про­пал. Семья пропавшего обратилась к властям и
сообщила, что есть три оче­видца, которые видели, что его задержали. Никаких
действий по сбору до­казательств, кроме протоколов задержания, до коммуникации
жалобы Комиссией и ее направления Правительству Турции предпринято не было, что
явилось нарушением статьи 2.

В деле Tanrikulu
v. Turkey href="#_ftn190" name="_ftnref190" title="">[190] был проведен
тщательный осмотр места происшествия непосредственно в течение часа после
убийства, были уста­новлены два очевидца, но их показания не были
зафиксированы. В тот же день двумя практикующими врачами общего профиля был
проведен ос­мотр трупа. Также была проведена баллистическая экспертиза. На
основа­нии собранных доказательств общественный прокурор спустя месяц прекратил
дело, признав, что смерть произошла в результате террористи­ческого акта. По
словам заявителя, никаких других действий по расследова­нию в течение года
предпринято не было, но расследование возобновилось спустя месяц после того,
как Комиссия передала жалобу на коммуникацию Правительству. Суд пришел к
выводу, что расследование было неадекват­ным, а действия по расследованию
недостаточными.

В деле Velikova
v. Bulgaria™ потерпевший
умер в течение 12 часов с мо­мента задержания полицией. Жалоба была подана его
гражданской женой. Причиной смерти была острая потеря крови в результате
причинения теле­сных повреждений. Правительство заявляло, что потерпевший мог
получить телесные повреждения до задержания. Суд счел, что виновники преступле­ния
были очевидны, если принять во внимание сведения о времени причи­нения телесных
повреждений и об обстоятельствах задержания, а также о состоянии здоровья
погибшего. Тем не менее, следователь не зафиксировал эти доказательства, а
надзирающий прокурор ничего не сделал, чтобы вос­полнить пробел. Более того,
расследование много месяцев оставалось без продвижения, и ничего не было
сделано для установления правды об убий­стве. Правительство-ответчик не
представило никаких правдоподобных объяснений отсутствию основных
доказательств. Суд установил, что имело место нарушение обязательств
государства по статье 2 Европейской Конвен­ции о проведении эффективного
расследования смерти жертвы.