А телефон, который прослушивался в

По мнению Суда, из практики ясно следует, что
телефонные звонки, которые делаются из рабочих помещений, так же как и из дома
могут охватываться понятием «частной жизни» и «корреспонденции» в рамках пункта
1 статьи 8.[682]

Законодательство Великобритании не
предусматривало возможность прослушивания телефонов, которые были установлены
частными теле­коммуникационными компаниями. А телефон, который прослушивался в
служебном кабинете заявительницы, был установлен именно частной ком­панией.
Суд, признав, что защита статьи 8 распространяется на переговоры по служебному
телефону, счел, что прослушивание служебного телефона заявительницы
производилось не «в соответствии с законом», как того тре­бует часть 2 статьи
8.

В деле Kruslin
v. France
[683]
заявителю было предъявлено обвинение на основании прослушивания телефона его
знакомого, который подозревал­ся в причастности к убийству банкира. Заявитель
жаловался, что прослу­шивание его разговора не было произведено «на основании
закона», а так­же не было «необходимым в демократическом обществе». Суд указал,
что законодательство Франции, как писанное, так и неписаное, не содержит четких
норм, предусматривающих процедуру разрешения прослушивания, сроков
прослушивания, порядка использования отчетов о прослушивании и ряд других
принципиальных вопросов. В связи с этим было признано на­рушение статьи 8.

Суд считает особенно важным, что лицо,
узнав о том, что было объек­том надзора, в случае необходимости может
обжаловать правомерность таких действий. Такое уведомление не является
обязательным требовани­ем во всех случаях, так как иногда «отказ от этого
осуществляется для обес­печения эффективности вмешательства». name="_ftnref684" title="">[684]
Комиссия сочла, что отказ от уведомления возможен лишь в том случае, если
«такая информация пред­ставляет риск для цели и объекта прослушивания
телефона».