Тем не менее, прокурор не

Вопросы гарантий беспрепятственной
переписки заключенных со своим адвокатом рассматривались Судом неоднократно. В
деле McCallum v.
UK href="#_ftn692" name="_ftnref692" title="">[692]
заявитель обжаловал тот факт, что тюремные власти несколько раз не пересылали
или пересылали со значительной задерж­кой его письма как к адвокату, так и
членам парламента, и не передава­ли ему письма от его адвоката. Суд полагает,
что заключенный вправе переписываться с его (ее) юристом без какого-либо
вмешательства; это распространяется не только в отношении цензуры писем, но и в
отно­шении любых ограничений, таких как отказ в праве послать письмо.
Правительство Великобритании согласилось в этом случае, что было нарушено право
заявителя на переписку с его адвокатом.

В деле Schoenburger
and Durmaz
v. Switzerland href="#_ftn693" name="_ftnref693" title="">[693] в
связи с тем, что муж был задержан, к адвокату обратилась жена. Формально не
будучи представителем задержанного, адвокат позвонил прокурору и сообщил об
обращении жены, а также направил письмо задержан­ному, в котором разъяснял
право задержанного на молчание, к пись­му также были приложены две
доверенности, которые задержанный мог заполнить и уполномочить адвоката на
представление его инте­ресов: одна доверенность должна была быть передана
прокурору, а вторая адвокату. Тем не менее, прокурор не передал письмо адвоката
задержанному сразу после получения, и через три дня предложил за­явителю
выбрать себе представителя. Это дело поднимает вопросы га­рантий обеспечения
защиты задержанного в соответствии со статьей 6. Суд счел, что ограничение
права задержанного получить письмо от юриста, даже если он не являлся его
официальным представителем, а был приглашен его супругом, не преследовало
каких-либо социаль­но значимых целей, и не было «необходимым в демократическом
об­ществе», особенно с учетом того, в письме юрист разъясняет его пра­во на
молчание.