Убеждение в обоснованности подозрения, что

ванным для обвиняемого,
должно решаться в каждом деле в зависимости

от конкретных обстоятельств. Продление заключения может быть
оправда­но в данном деле только если были определенные элементы общественно­го
интереса, которые, несмотря на презумпцию невиновности, превосходят принцип
свободы личности, предусмотренный статьей 5 Конвенции (см. помимо прочего дело Kudla
v. Poland).

В первую очередь, на национальных властях лежит обязательство
обеспе­чить обвиняемому, чтобы предварительное следствие не превышало по сро­кам
обоснованного и разумного периода. К концу предварительного следствия власти
должны, уделяя должное внимание принципу презумпции невиновно­сти, исследовать
все факты за и против наличия указанного общественного интереса и положить их в
основу решений по жалобам об освобождении из- под стражи. Основываясь на
причинах, приведенных властями в решениях по жалобам и достаточно хорошо
доказанных документально утверждениях Зая­вителя, суд призван решить вопрос,
было ли нарушение п. 3 ст. 5.

Убеждение в обоснованности подозрения, что заключенное под стражу
лицо совершило преступление, является непременным условием для закон­ности
длительного содержания под стражей, но по прошествии опреде­ленного периода
времени оно перестает иметь решающее значение. Суд тогда должен установить,
есть ли другие основания, представленные влас­тями, оправдывающие длительность
заключения. Там, где такие основания являются надлежащими и существенными, Суд
также может быть удовлет­ворен тем, что национальные власти демонстрировали
«особую осмотри­тельность, осторожность» в проведении следствия. Сложность и
специфи­ка следствия - это факторы, которые должны приниматься во внимание в
этом отношении (см., например, решение по делу Scott
v. Spain от 18 декаб­ря
1996 г. и I.A
v. France от 23 сентября
1998 г.).