Он указал, как и в

В деле Johnston
v. Ireland73 рассматривалось несколько вопросов, связанных с
уважением частной и семейной жизни, которые затрагивали как правовое
регулирование разводов и права на повторный брак, так и права
незаконнорожденных детей. Одна из заявительниц была незакон­норожденной дочерью
первых двух заявителей. Согласно Ирландскому законодательству в отношении нее
невозможно было юридически уста­новить отцовство, даже несмотря на указание
отца в свидетельстве о рож­дении. Это приводило к тому, что отец, который жил
вместе с ребенком и ее матерью, не мог быть законным представителем своей
дочери, она не наследовала ему по закону, ее родители совместно не могли ее
удоче­рить, чтобы оформить ее юридический статус как «законного» ребенка. Кроме
того, ни дочь, ни ее родители не могли получить налоговых льгот,
предусмотренных налоговым законодательством Ирландии. Европейс­кий Суд признал,
что в отношении всех трех заявителей, то есть отца, матери и их
незаконнорожденной дочери было нарушено право на ува­жение семейной жизни. Он
указал, как и в деле Marckx v. Belgium, что статья 8
возлагает на государство обязанность не только воздерживаться от вмешательства
в частную жизнь, но предпринимать определенные дей­ствия по защите частной и
семейной жизни. Без сомнения, существую­щая практика поддерживает такую
концепцию. Хотя, как Суд указал в этих решениях, он не вправе предписывать
странам-участницам, как они обя­заны изменить свое законодательство, но страны
обязаны с учетом широ­кой свободы усмотрения устанавливать такое
законодательство, которое бы в равной степени признавало права, как
законнорожденных детей, так и незаконнорожденных детей.