В частности, Правительство ссылается на

b) для осуществления
законного задержания или предотвращения по­бега лица, заключенного под стражу
на законных основаниях;

c)  для подавления, в
соответствии с законом, бунта или мятежа».

Аргументы сторон

Правительство признает, что расследование обстоятельств
смерти сына Заявителя было не полным. В частности, оно признает, что власти не
уста­новили «что вызвало смерть [сына], каковы были его взаимоотношения с
другими приговоренными, и сталкивался ли он с угрозами или насилием со стороны
других осужденных или со стороны администрации исправи­тельного учреждения в
день своей смерти или ранее». А также, что «не было установлено, при каких
обстоятельствах [сын] употреблял алкоголь в день своей смерти, также не была
расследована обоснованность помещения его в изолятор, учитывая его склонность к
суициду».

Правительство заявляет, что, в связи с тем, что
обстоятельства смерти сына не были достоверно установлены, решение от 13
сентября было отме­нено, и 5 февраля 2002 г. было возбуждено уголовное
расследование.

Тем не менее, Правительство выдвигает предварительное возражение о
приемлемости жалобы в связи с неисчерпанием Заявителем внутренних средств
правовой защиты.

Во-первых, Правительство заявляет, что Заявитель мог обжаловать
от­каз вышестоящему прокурору, в данном случае, Генеральному прокурору, который
имел право отменить решение, принятое нижестоящим прокуро­ром, и возбудить
уголовное дело.

Во-вторых, Правительство заявляет, что с самого начала у
Заявителя была возможность обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела в со­ответствующий
суд. Правительство ссылается на ряд постановлений Кон­ституционного суда РФ
(далее «Конституционный суд»). В частности, Пра­вительство ссылается на
постановление от 29 апреля 1998 г., которым не­посредственно была признана
недействующей статья 113 УПК РСФСР, огра­ничивающая право на пересмотр судом
отказа в возбуждении уголовного дела, и которым право на обжалование таких
вопросов было предоставле­но всем заинтересованным лицам.