В данном Определении Суд указал

.чтобы исключить возможность несоразмерного
ограниче­ния прав и свобод человека и гражданина в конкретной пра­воприменительной
ситуации, норма должна быть формаль­но определенной, точной, четкой и ясной, не
допускающей расширительного толкования установленных ограничений

и,           следовательно, произвольного их
применения.[760]

Ранее в Определении от 18 января 2001 г. №
6-О «По запросу федераль­ного арбитражного суда Восточно-Сибирского округа о
проверке конститу­ционности пунктов 1 и 3 статьи 120 пункта 1 и статьи 122
Налогового Кодекса РФ» Конституционный Суд РФ отметил, что важным также
является и едино­образное понимание и применение норм права, что невозможно без
опре­деленности, ясности и недвусмысленности формулировки самой нормы пра­ва. В
данном Определении Суд указал на то, что:

общеправовой критерий определенности, ясности,
недву­смысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа
равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ),
поскольку такое равенство может быть обес­печено лишь при условии
единообразного понимания и толко­вания нормы всеми правоприменителями.
Неопределенность ее содержания, напротив, допускает возможность неограни­ченного
усмотрения в процессе правоприменения и неизбеж­но ведет к произволу, а значит
- к нарушению принципов ра­венства и верховенства закона. name="_ftnref761" title="">[761]

Так, рассматривая упоминавшееся ранее дело
по заявлению Евгения Шустермана о признании не действующей статьи 53 Кодекса
Волгоградс­кой области об административной ответственности, которая, по мнению
заявителя, противоречила российскому федеральному законодательству и нарушала
право граждан на свободу выражения мнения, свободу слова и свободу средств
массовой информации, Судебная коллегия по гражданс-