В ходе демонстрации высказывались оскорбительные

Аналогичные выводы указывались Европейской
Комиссией по одно­му из дел, где заявителем ставился вопрос о нарушении его
права на свободу выражения мнения в связи с его гомосексуальной ориентацией.
Комиссия в связи с этим указала, что в данном случае должна применять­ся скорее
статья 8 (право на уважение частной жизни), чем статья 10, гарантирующая более
общее право на свободу выражения мнения. В свя­зи с этим Комиссия указала на
весьма важную грань права на свободу выражения мнения:

Понятие «выражения своего мнения», используемое в
ста­тье 10, касается главным образом выражения мнения и по­лучения и
распространения информации и идей... Оно не включает какое-либо понятие
физического выражения чувств.[729]

Также более общей статья 10 была признана
по сравнению со статьей 11 (свобода мирных собраний и ассоциаций), которая была
применена к пра­воотношениям в деле Ezelin
v. France.9 В
указанном деле заявитель принял участие в санкционированной демонстрации в знак
протеста против тюрем­ного заключения некоторых лидеров независимого движения.
В ходе демон­страции высказывались оскорбительные замечания в адрес полиции и
на стенах общественных зданий были сделаны надписи, направленные против
судебной системы. В дальнейшем в отношении заявителя прокурором была
инициирована дисциплинарная проверка хотя он был заместителем предсе­дателя
Союза Адвокатов Гваделупы. Анализ обстоятельств данного дела по­зволил суду
сделать вывод, что правильнее будет квалифицировать нару­шение в рамках ст. 11
(более узко), как нарушение специального права, чем расширять границы
рассматриваемой ситуации до статьи 10 Конвенции.