В.    Материальный ущерб

104.  Власти Российской
Федерации утверждали, что помещение Зая­вителей под стражу было законным,
поэтому любые требования по этому поводу должны быть отклонены. Но даже если
Европейский Суд признает наличие нарушения, такое признание само по себе будет
достаточной справедливой компенсацией, поскольку Заявители не отбывали установ­ленное
им наказание.

105. Европейский Суд посчитал,
что некоторые формы морального вре­да, включая эмоциональное расстройство, по
своей природе не всегда мо­гут быть предметом конкретного доказательства (см.
Постановление Евро­пейского Суда по делу «Абдулазиз, Кабалес и Балкандали
против Соеди­ненного Королевства» (Abdulaziz, Cabales
and Balkandali
v. United Kingdom) от 28 мая 1985 г., Series А, № 94,_96). Это не
препятствует присуждению Европейским Судом компенсации, если он посчитает
разумным допустить, что Заявителю причинен вред, требующий финансовой
компенсации. В на­стоящем деле разумно полагать, что Заявителям причинены горе,
беспо­койство и расстройства, обостренные неоднократным содержанием под стражей
и необоснованно длительным разбирательством. Более того, пла­ны первого
Заявителя были расстроены, поскольку она не могла жить пол­ноценной
повседневной жизнью ввиду изъятия ее паспорта.

106. Исходя из принципа
справедливости, Европейский Суд присудил 3500 евро первому Заявителю и 2000
евро второму Заявителю.

В.    Материальный
ущерб

107. Заявители утверждали, что
им причинен значительный матери­альный ущерб как прямой результат их
предварительного заключения и уголовного преследования, включая потерю
заработной платы в общем размере 253 530 долларов США. Они также потребовали
9050 долларов США в качестве компенсации ущерба, нанесенного их собственности
со­трудниками милиции в ходе их ареста, и 5000 долларов США в качестве
компенсации за предметы первой необходимости, которые второй Зая­витель
передавала первому Заявителю во время нахождения последней в тюрьме.