В. Мнение Европейского Суда

78. Когда в марте 2001 г.
Тверской районный суд г. Москвы получил дело на рассмотрение, он не смог это
сделать, поскольку первый Заявитель нео­днократно просила дополнительное время
для изучения материалов дела.

Адвокат первого Заявителя не явился на судебные слушания. Первый
Зая­витель обращалась в суд с бесчисленными жалобами и ходатайствами, за­частую
необоснованными. Тем не менее суд вынужден был тратить свое время на ответы на
них.

79. Власти Российской
Федерации пришли к выводу, что длительность разбирательства большей частью
стала следствием нежелания Заявителей предстать перед правосудием.

В.
Мнение Европейского Суда

1.   
Общие принципы

80. При рассмотрении вопроса
о длительности разбирательства, имев­шего место после вступления Конвенции в
силу, Суд принял во внимание стадию, до которой дошло разбирательство по делу.
Таким образом, в этой степени он мог учитывать разбирательство, происходившее
до этой даты (см. упоминавшееся выше Решение Европейской Комиссии по делу «Вен­тура
против Италии»).

81. Периоды времени, когда
Заявитель находится в бегах, должны быть

исключены из общей продолжительности разбирательства (см. Постанов­ление
Европейского Суда по делу «Джиролами против Италии» (Girolami
v. Italy) от 19 февраля
1991 г., Series А, № 196-Е,     13).

82. Обоснованность
длительности разбирательства должна быть оце­

нена в свете конкретных обстоятельств дела с учетом критериев,
установ­ленных прецедентным правом Европейского Суда, в частности, сложности
дела, поведения Заявителя и действий компетентных органов власти (см., среди
прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу «Кем- маш против
Франции» (Kemmache
v. France) от 27 ноября 1991
г., Series А, № 218,            60).