В отличие от дела ,

В деле Kurt v. Turkey name="_ftnref102" title="">[102] Суд не установил
нарушения статьи 2. Мать ви­дела своего сына последний раз в окружении солдат
на улице в своей де­ревне, за четыре с половиной года до вынесенного решения;
не было ника­кой информации о его местонахождении и его судьбе в дальнейшем. С
точки зрения Суда, было необходимо выяснить, имелись ли прямые доказатель­ства,
подтверждающие, что сын заявительницы мертв, и «вне разумных со­мнений» убит
сотрудниками сил безопасности во время задержания в де­ревне или после этого.
Суд посчитал, что дело заявительницы основано на предположениях, вытекающих из
обстоятельств задержания ее сына, а так­же на общем анализе практики
исчезновений, плохого обращения, внесу­дебных казней заключенных, к которым
государство-ответчик относится толерантно. Суд счел эти аргументы достаточными,
чтобы компенсировать отсутствие более убедительных доказательств,
подтверждающих факт смер­ти в заключении.

В деле Orhan v. Turkey href="#_ftn103" name="_ftnref103" title="">[103] жертв видели
последний раз более восьми лет назад, когда сотрудники сил безопасности их
задержали в неустанов­ленном месте. Это дело отличалось от дела Kurt
v. Turkey по нескольким причинам. В отличие от дела Kurt, было
подтверждено, что семейство Orhansразыскивалось
властями. С учетом общей ситуации на юго-востоке Турции во время задержания в
1994 г., Суд счел, что «не может быть исклю­чено, что неустановленное
задержание этих лиц не представляло угрозу для их жизни». Также в отличие от
дела Kurt, когда пострадавшего последний раз видели в его
деревне в окружении солдат, семью Orhans задержали
сотрудники сил безопасности в неустановленном месте. Суд отметил, что
эффективность системы уголовного правосудия на юго-востоке Турции в то время
имела ряд недостатков, которые снизили уровень ответственнос­ти сотрудников сил
безопасности за их действия. В решении был отмечен низкий уровень
ответственности, что подтверждалось доказательствами, что жандармы знали о
проводимой военной операции, но не контролиро­вали ее. Суд пришел к выводу, что
можно предположить, что семейство Orhans было убито во
время незафиксированного задержания силами бе­зопасности. Следовательно,
государство-ответчик несет ответственность за смерть семьи Orhans и нарушение
статьи 2.