В принципе эта норма не

Данная норма дает большую свободу усмотрения
администрации СИЗО, так что фактически любое письмо подозреваемого или обвиняе­мого
может быть не отправлено, уничтожено или передано в правоохра­нительные органы,
что приведет еще к большему ограничению его прав. Такая неограниченная свобода
усмотрения при вмешательстве в право на тайну корреспонденции еще не виновных
людей может быть потенциаль­но признана непропорциональной, исходя из баланса
частных и обще­ственных интересов в каждом отдельном случае.

Правила контроля за перепиской осужденных
предусмотрены в прика­зе Минюста «Об утверждении правил внутреннего распорядка
исправитель­ных учреждений»,201 который предусматривает, что получаемая
и отправляемая осужденными корреспонден­ция подвергается цензуре со стороны
администрации ис­правительного учреждения. Переписка осужденного с судом,
прокуратурой, вышестоящим органом уголовно­исполнительной системы, а также с
Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации цензуре не под­лежит.
Переписка осужденного с защитником или иным ли­цом, оказывающим юридическую
помощь на законных ос­нованиях, цензуре не подлежит, за исключением случаев,
если администрация исправительного учреждения распо­лагает достоверными данными
о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, плани­рование
или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В
этих случаях контроль почто­вых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуще­ствляется
по мотивированному постановлению руководи­теля исправительного учреждения или
его заместителя.

В принципе эта норма не противоречит практике по
Европейской Кон­венции, хотя нечеткость формулировки, касающейся исключения из
обще­го правила запрета на цензуру писем с защитником, может привести к по­даче
жалоб по этому поводу.