В решении по одному из

В отношении оценочных суждений выполнить
это требование не­возможно, и оно нарушает саму свободу выражения мнений,
которая является основополагающей частью права, гарантированного статьей 10
Конвенции.[792]

В целом ряде дел, представших перед
Европейским Судом, внут­ригосударственные суды неверно истолковывали
предположительно дискредитирующие публикации как утверждения о фактах.
Например, при рассмотрении дела Feldek
v. Slovakia
Суд не согласился с тем, что использование заявителем фразы
«фашистское прошлое» долж­но быть понято как утверждение того факта, что
человек участвовал в действиях по пропаганде определенных фашистских идеалов.
Он объяснил, что используемый термин был широким, способным при­тягивать к себе
различные понятия в плане содержания и значения. Одним из толкований могло быть
то, что человек был членом фашис­тской организации; на этом основании могло
быть высказано вполне справедливое оценочное мнение о том, что этот человек
имел «фа­шистское прошлое».[793]

Проблема ответственности за публикации,
представляющие собой изложение мнения, в том числе и оскорбительного характера,
обсуж­далась Судом в связи с несколькими делами из Австрии. В решении по одному
из них - делу Oberschlick v. Austria
(№2), [794]
Суду пришлось подтвердить свою точку зрения, что никто не должен доказывать пра­воту
своего мнения, его достоверность. Дело касалось журналиста, обвиняемого в
нанесении оскорблений в отношении видного полити­ческого деятеля. В статье,
комментирующей, выступление австрийского правого политика г-на Хайдера,
журналист назвал его «идиотом». По мнению Суда, выступление обиженного политика