В связи с этим решение

В связи с этим решение вопроса о том, является ли уместным
или не­обходимым признать процедурное нарушение статьи 3 или нарушение ста­тьи
13, будет зависеть от конкретных обстоятельств дела. Какой бы ни был сделан
выбор, природа обязательства проводить эффективное расследо­вание остается
прежней.

В деле Assenov
v. Bulgaria href="#_ftn397" name="_ftnref397" title="">[397] потерпевший,
которому в то время было 14 лет, заявил, что был арестован и избит полицией. В
этом случае Суд по­считал расследование неэффективным - этот вывод был сделан
на следую­щих основаниях. Во-первых, назначенный болгарскими властями следова­тель
заключил, что травмы были нанесены отцом жертвы, но при этом не привел никаких
доказательств такого заключения. Во-вторых, хотя арест произошел в публичном
месте и его могли хорошо видеть примерно 40 че­ловек, не было сделано попытки
опросить очевидцев сразу после события, чтобы установить истину. В ходе
расследования был сделан еще ряд пред­положений, ни одно из которых не имело
под собой фактов.

В деле Aksoy
v. Turkey href="#_ftn398" name="_ftnref398" title="">[398] Суд поясняет,
каким должно быть эффективное расследование по статье 13. Суд говорит, что
учитывая фундаментальную важ­ность запрещения пыток и бесчеловечного и
унижающего достоинство обра­щения, статья 13 налагает, без ущерба в отношении
любого другого средства, доступного на национальном уровне, обязательство на
государство провести тщательное и эффективное расследование случаев пыток.
«Эффективное сред­ство правовой защиты» предполагает, в дополнение к выплате
компенсации,

когда это уместно, тщательное и эффективное расследование, которое
долж­но привести к установлению личности и к наказанию ответственных за нару­шения,
обеспечив при этом фактический доступ истца к следственным проце­дурам Кроме
того, Суд постановил, что расследование должно быть незамед­лительным и
беспристрастным.