Верховный Суд РФ фактически отнес

Конституция РФ гарантирует не свободу
выражения мнения, а свободу слова. Исходя
из этого и судебная практика развивается в рамках толкования термина права на
«свободу слова». Практика Конституционного Суда в дан­ной сфере еще весьма
мала, и пока представляет достаточно узкое толкова­ние, распространяя свободу
слова преимущественно на устные и письмен­ные высказывания. Конституционный суд
РФ на сегодняшний день не дал такого толкования свободы слова, как свободы,
распространяющейся на вы­ражение мнения в действиях. Хотя подобные решения
высших судов зару­бежных стран существуют (например,
решение Верховного Суда США по делу Техас против Джонсон href="#_ftn735" name="_ftnref735" title="">[735]).

Верховный Суд РФ фактически отнес действия
(поступки и жесты) к сфере права на свободу слова в смысле выражения
субъективной оцен­ки, расширив толкование Конституционного Суда РФ. Так, при
рассмот­рении кассационной жалобы Евгения Шустермана на решение Волго-град-
ского областного суда о признании недействующей статьи 53 Кодекса Волгоградской
области об административной ответственности, устанав­ливающей ответственность
за публичные оскорбительные высказывания, поступки и жесты в отношении лиц,
замещающих государственные и му­ниципальные должности Волгоградской области,
Верховный Суд РФ указал:

Вместе с тем, вербальные (устные) высказывания,
жесты выражают отношение одного человека к личности, по­ступкам и поведению
другого лица и, по сути своей, яв­ляются формами и средствами осуществления
свободы мысли и слова.

Запретив ... публичные высказывания и жесты в
отноше­нии лиц, занимающих государственные и муниципальные должности,
Волгоградская областная Дума установила до­полнительные по отношению к
федеральному законода­тельству пределы допустимого осуществления свободы слова
на уровне субъекта РФ и вышла за пределы своей компетенции, установленные ст.
55 Конституции РФ.