Вовторых, 23 марта 2001 г.

Что касается судебного обжалования, Заявитель указывает, что
он об­ращался в суд дважды. Первый раз, 18 сентября 2000 г., Заявителю обра­тился
в Россошанский районный суд Воронежской области с заявлением о возбуждении
уголовного дела по факту смерти его сына. Рассмотрение этой жалобы было
отклонено как не относящееся к компетенции суда. Во-вто­рых, 23 марта 2001 г.,
Заявитель подал жалобу в тот же суд, требуя признать незаконным отказ в
возбуждении уголовного дела. Заявитель считает, что, хотя формальное
рассмотрение его жалобы имело место, оно не принесло никакого результата. Он
полагает, что уголовное дело было начато по при­чине его обращения в Суд, а не
в результате успешного рассмотрения его жалобы в суде. Таким образом, он
заявляет, что исчерпание средств внут­ригосударственной защиты имело место.

Заявитель также оспаривает эффективность расследования,
проведенного в 2002 году. Он полагает, что расследование было начато слишком
поздно, было необъективным, и никто из членов его семьи не был к нему
привлечен.

Оценка Суда

Суд еще раз отмечает, что в отношении исчерпания средств
внутригосу­дарственной защиты, Правительство несет бремя доказывания того, что
сред­ство правовой зашиты было эффективным, доступным теоретически и практи­чески
в соответствующее время, могло удовлетворить жалобу Заявителя и в разумной
степени могло быть успешным. Если Правительство доказывает эти факты, Заявитель
обязан показать, что средство правовой защиты, указанное Правительство, было
исчерпано, или что оно было неадекватным и неэффек­тивным в обстоятельствах
данного дела, или что имеются особые обстоятель­ства, которые освобождают его
от этой обязанности (см, например, решение Суда по делу Akdivar
and Others от 16 сентября
1996, Reports of
Judgments and
Decisions, 1996-IV, p. 1211, § 68). Суд отмечает довод Правительства о том, что Заявитель мог
обратиться с обжалованием к Генеральному прокурору. Тем не менее, Суд не убежден
в том, что такое обращение являлось бы эффектив­ным средством правовой защиты в
целях эффективного расследования смер­ти сына Заявителя. Полномочия,
возложенные на вышестоящих прокуроров в части правовой защиты, являются
чрезвычайными, и их применение целиком зависит от усмотрения прокурора. Суд не
принимает аргумент касательно того, что Заявитель должен был исчерпать данное
средство правовой защиты, что­бы выполнить пункт 1 статьи 35 Конвенции.