Закон существенно ограничил права религиозных

танавливая, что «государство в вопросах свободы
вероисповеданий и убеждений нейтрально, то есть не становится на сторону
какой-либо религии или мировоззрения». Новый же закон не только исключил это
положение, но и принципиально отступил от него. Несмотря на то, что преамбула
не является регулирующей нормой закона, она определила «дух и букву» самого
закона. Поэтому закономерно, что установленное в преамбуле неравенство
религиозных объединений нашло свое раз­витие в последующих статьях закона.

Основные изменения коснулись порядка создания
религиозных орга­низаций: был сокращен круг лиц, способных быть учредителями и
участни­ками местной религиозной организации. Право на учреждение местной
религиозной организации было признано только за российскими гражда­нами.
Иностранные граждане и лица без гражданства теперь могли являть­ся только
участниками религиозной организации при условии их постоян­ного проживания на
территории Российской Федерации. Законом также введено новое понятие -
религиозная группа, под которой признается доб­ровольное объединение граждан,
образованное в целях совместного ис­поведания и распространения веры,
осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения
правоспособности юриди­ческого лица. С одной стороны, данное положение закона
закрепило ле­гальность деятельности религиозного объединения без
государственной регистрации. Однако с другой стороны, законодателем были
установлены жесткие ограничения для преобразования религиозной группы в религи­озную
организацию - 15-летний срок деятельности на соответствующей территории либо
подтверждение о вхождении в структуру уже действую­щей централизованной
религиозной организации. Закон существенно ог­раничил права религиозных
организаций, созданных до его вступления в силу, но не имеющих документа,
подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не
менее 15 лет.