Конечная цель достигается путем установления

с помощью алгоритмов,
логическим путем невозможно, требуется создание новой схемы действия,
нахождение новых способов решения задачи.

Таким образом,
познавательная деятельность при решении задачи, направленной на раскрытие
преступления характеризуется взаимосвязью дискурсивного, интуитивного и
творческого мышления. Анализируя процесс решения испытуемыми экспериментальной
задачи, нетрудно заметить значительное развитие дискурсивного и интуитивного
мышления у опытных работников. Однако решение проблемных заданий,
предполагающих включение творческого мышления, оказывается одинаково сложным для
оперативных уполномоченных с различным стажем работы в уголовном розыске.

Поэтому прежде чем
перейти к вопросу об особенностях мышления в ходе решения задач по раскрытию
преступлений, необходимо дать характеристику их отличительных свойств по
сравнению с задачами, решаемыми в других видах юридической деятельности,
представить их типологию и структуру.

Применительно к
деятельности оперативного уполномоченного уголовного розыска по раскрытию
преступлений задача — это осознанная объективная ситуация, в которой необходимо
отыскать способ достижения намеченной цели, в пределах его должностной
компетенции.

Чтобы уяснить
психологическую структуру задачи по раскрытию преступления, следует дать
описание ее цели или требования, условия или исходных данных.

Цель задачи с психологической точки зрения - это реальный объект
или идеальное представление конечного результата действий человека, решающего
задачу. Целью раскрытия любого преступления является установление лица, его
совершившего, и сбор изобличающих его доказательств. Конечная цель достигается
путем установления промежуточных, ее составляющих, т. е. по ходу решения
происходит многократное преобразование цели и условий задачи. Например, в
случае обнаружения трупа с признаками насильственной смерти процесс раскрытия
преступления будет преследовать следующие цели: установление личности
погибшего, выявление свидетелей, розыск преступника и т. д.; в случае кражи —
поиск похищенного, установление воров, изобличение их и пр. Этот процесс,
представляет не что иное, как постановку новых частных задач, возникающих при
решении основной задачи в результате объективирования предшествующего хода
мысли. Уже по этой причине в процессе своего преобразования на каждом
последующем этапе решения задача, направленная на раскрытие преступления, может
так сильно видоизменяться, что ее нередко можно принять за принципиально новую
задачу. Тем не менее, остается ее структурная характеристика, состоящая из цели
и условий, которые связаны между собой именно так, что от решающего требуется их
преобразование.