Часто присяжные оказываются перед дилеммой

Второе изменение вызывается
введением понятия допус­тимости доказательств. Недопустимые доказательства (к
ним относятся в первую очередь данные о личности подсудимого, а также
доказательства его вины, полученные с нарушениями закона) могут существенно
повлиять на позицию присяжных, заставить их потерять беспристрастность. Бывает,
что вопрос о допустимости доказательств встает уже во время основного слушания.
Считается, что присяжные следуют инструкциям судьи об отмене доказательств,
признанных недопустимыми. Однако исследования показывают, что увещевания судьи,
как правило, не только не воздействуют на присяжных нужным образом, но и могут вызвать
обратную реакцию, заставляя их лишний раз акцентировать внимание на
факте. Часто при­сяжные оказываются перед дилеммой: либо оправдать подсу­димого,
основываясь на слабой доказательственной базе сто­роны обвинения, либо обвинить
на основании доказательств, признанных недопустимыми. Показано, что в таком
случае доведенные до присяжных недопустимые доказательства все- таки оказывают
больший обвинительный эффект, чем допус­тимые. Например, знание о криминальном
прошлом подсу­димого психологически достаточно сильно влияет на группо­вое
решение присяжных.

Особенности сферы
социального познания присяжных во многом определяют те решения, которые
в конечном итоге они выносят. Если в ходе судебного следствия выясняется, что
подсудимого замучили угрызения совести, и он раскаялся в совершенном деянии;
случайно получил ранения, совершая преступление; добровольно до суда возместил
какие-то убыт­ки потерпевшему; содержался до суда в плохих условиях; по­страдал
как-то еще, вне прямой связи с рассматриваемым де­лом, например, подвергся
силовому давлению со стороны ор­ганов следствия, присяжные могут решить, что он
уже расплатился за свое преступление, и учесть это в своем вер­дикте, в вопросе
о снисхождении (как и судья в приговоре). Иногда подсудимого рассматривают как
козла отпущения, страдающего за чужие грехи; чем сильнее представление о нем
как о падшем ангеле, провинившемся не больше других, тем больше вероятность
снисхождения и даже оправдания. Здесь же проявляется и психологическое
содержание умысла: как минимум, человек должен быть в принципе способен к
выполнению действия и в состоянии предвидеть его последст­вия. Сомневаясь по
любому из пунктов, присяжные сомнева­ются и в умышленности действий
подсудимого.