При этом ему может быть

С точки зрения общего порядка положение
стороны, вы­ступающей в прениях второй, т.е. защиты, более предпочти­тельно.
Во-первых, присяжный оценивает: было ли отдельное поведение случайным или нет,
чьи характеристики устойчи­вее - личности или ситуации. Во-вторых, присяжные
знают, что после речи одной стороны последует выступление другой, поэтому
воспринимают данные от одной стороны не как це­лостную картину произошедшего.
Кроме того, адвокат поль­зуется эффектом новизны. При этом ему может быть
выгодно потянуть время (чтобы
лишить обвинение преимущества эф­фекта первичности). Причем в отличие от
государственного об­винителя, который должен аргументировать свои выводы, за­щитник
может воспользоваться возможностью дискредитиро­вать весь строй мыслей
противной стороны, не прибегая к доказательствам, апеллируя к психологической
стороне воспри­ятия фактов присяжными (попросту воскликнуть: «Да это все не
доказательства!»). Но более позитивное восприятие прокурора должно сгладить
психологические эффекты защиты.

В суде присяжных профессиональный судья принципи­ально
освобожден от задач поиска истины, борьбы с преступ­ностью, в его обязанности
входит лишь обеспечение законно­сти процедуры. Это не значит, что судья
становится пассив­ным созерцателем или «компьютером», лишь отслеживающим
действия сторон на предмет их законности. Его обязанность - создание
необходимых условий для всестороннего, полного и объективного исследования
дела, активность самого исследо­вания перекладывается на стороны.

Деятельность судьи приобретает, таким образом, и
новое психологическое наполнение. Судья - самый значимый для присяжных участник
судебного разбирательства, поэтому присяжные ориентируются в первую очередь на
его мнение по делу, а принцип состязательности не дает судье формаль­ного права
это мнение выражать. Тем не менее, председатель­ствующий - живой человек, ему трудно
(хотя и необходимо) сохранять беспристрастность на протяжении всего процесса.
Для него главное - обеспечить в глазах присяжных равенство сторон. Судье важно
сразу наладить и сохранить психологи­ческий контакт с присяжными. У него есть
возможности для этого: разъяснение их прав и обязанностей (включая объясне­ние
ряда правовых понятий), инструкции и замечания по хо­ду процесса, постановка
вопросов в вопросном листе, напутст­венное слово. Он влияет на присяжных и
опосредованно, че­рез свое взаимодействие со сторонами.

Главной ошибкой судьи, как и сторон, является
попыт­ка перестроить ситуацию суда присяжных под уже знакомый образец. Пытаясь
заставить присяжных рассуждать подобно самому себе, судья может начать
оказывать давление на них. Иногда председательствующий видимо объединяется с од­ной
из сторон, как правило, с обвинением, недопустимо пе­ревешивая в его сторону
чашу весов. Необходимо преодоле­вать свое «знание о виновности» подсудимого,
если оно воз­никло под влиянием предыдущего опыта, эмоций или иных причин. В
суде присяжных судья должен научиться к каждо­му конкретному делу подходить
так, как подходят присяж­ные - как к уникальному случаю, не имеющему аналогов в
житейском опыте.