В русском языке аналогом греческих

Неоднозначность данной
проблемы усугубляется еще и тем, что в психологической науке до сих пор не
создано еди­ной общепризнанной теории личности, отсутствует и общий взгляд на
ее определение, распространены различные, порой противоположные подходы к
раскрытию ее структуры и со­держания. Все это создает определенные трудности не
только для психологов, но и для правоведов, юристов, занимающихся практической
деятельностью, для которых понятия: личность субъекта правоотношений, личность
участников уголовного, гражданского процесса, личность виновного, потерпевшего
и тому подобное наполнены вполне конкретным, в том числе и психолого-правовым,
содержанием.

Стоит взглянуть на целый
ряд законодательных актов, чтобы убедиться в этом. Например, одним из
основополагаю­щих принципов уголовного судопроизводства является провоз­глашение
в виде правовой нормы принципа «неприкосновенно­сти личности». Или при
назначении вида и размера наказания судам предписывается учитывать не только
характер, тяжесть, последствия преступления, но и «личность виновного». Термин
«личность виновного» употребляется в уголовном законе и в контексте с условным
осуждением. Целый раздел Особенной части УК РФ посвящен «преступлениям против
личности». Аналогичная картина имеет место и в гражданском праве, когда речь
идет о защите достоинства личности гражданина в случаях причинения ему
неправомерными действиями морального вре­да, нравственных страданий.

История
этого термина уходит в глубокую
древность. Предпосылкой современных значений этого понятия может служить
греческое слово npontonov, обозначающее
маску, ко­торую надевал актер в античном театре. В Риме этому соот­ветствовал
термин persona, который
вошел также в юриспру­денцию для обозначения субъектов правоотношений. В средние
века в западной схоластике понятие persona
сохра­нилось для обозначения Личности Триединого Бога по при­роде
и личности человека по образу и подобию. В Византии, кроме термина nponconov, начиная
с великих каппадокийцев (Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский),
стало использоваться понятие ьяопгатд
(букв. подставка), также понятие azoflov
(букв. неделимое), что соответствует латинскому термину individuum. Различие
двух толкований, восточного и западного, стало довольно существенным в про­цессе
антивизантийского развития Западной Европы. Если греческая ипостась (ипосггаспф
обозначает личность как нечто фундаментальное, т.е. лежащее в основе всего,
определяющее сущность, то латинская персона (persona)
представляет лич­ность как нечто внешнее по отношению к сущности, как ее
проявление. В русском языке аналогом греческих понятий служат лицо и личность, в
то время как персона скорее соот­ветствует словам личина и харя,
т.е. маска скомороха.