Бюллетень Верховного Суда СССР.

В то же время в законе
предусмотрено установление пун­ктов пограничного и таможенного пропуска, а
также соответ­ствующей им «линии контроля», местонахождение которых не
совпадает с линией государственной границы, в частности в аэропортах вылета
(ст. 9, 10, 11).

Отождествление в
приговоре линии таможенного контро­ля с Государственной границей СССР
противоречит поэтому тексту союзного закона.

На ошибочность подобного
отождествления обратил вни­мание и Верховный Суд СССР в своем обзоре судебной
прак­тики по делам о контрабанде (см.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. №
6. С. 35).

Журнал Верховного Суда
РСФСР в научной публикации излагает аналогичное мнение:

«Полагаем, что
перемещение товаров и ценностей через Государственную границу СССР происходит в
мо­мент, когда граница пересечена и они оказались за пре­делами территории
СССР. Поэтому при обнаружении контрабандных товаров в пределах Государственной
гра­ницы СССР, действия виновного лица следует квали­фицировать как покушение
на контрабанду» (Советская юстиция. 1983. № 21. С. 7).

Это мнение совпадает и с
буквальным текстом пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3
февра­ля 1978 года, в котором покушением на контрабанду имену­ется попытка
вывоза товаров «за пределы СССР», а не через линию таможенного контроля в
пределах страны.

Сочетание этих доводов
приводит к выводу об ошибоч­ности квалификации действий осужденных по этому
эпизоду как законченной контрабанды. Действия их должны рассма­триваться как
покушение.

Исходя из меньшей
социальной опасности покушения в сравнении с опасностью законченного криминала,
подлежит смягчению и наказание, избранное Любич судом по данному эпизоду.