ДЕЛО ДОРОДНЫХ

и еще одно. Есть девочка,
ради которой Саморукова и совершила этот роковой поступок. У этой девочки нет
отца, нет никого, кроме матери. не лишайте же ее единственного близкого
человека — матери. Девочка ничем не заслужила этого наказания, как и ее мать
столь сурового приговора.

Определением Мособлсуда
приговор был оставлен в силе. по ходатайству о помиловании Саморукова была
через три месяца ос­вобождена от наказания президиумом Верховного Совета РСФСР.

ДЕЛО
ДОРОДНЫХ

(Кража и уничтожение
произведений искусства)

Дородных, Ермишин, Бобров
В., а также Бобров С. и Бобро­ва Т. (отец и мать Боброва В.) были преданы суду
по обвинению в хищении из Зарайского и Рязанского музеев 67 картин, в числе ко­торых
были полотна Репина, Саврасова, Левитана, Сурикова, Ма­ковского, поленова,
Айвазовского, Верещагина, Нестерова, Бенуа, а также знаменитых европейских
мастеров Каналетто, Марцинетти и др., из коих 49 картин были сожжены при
попытке скрыть следы преступления.

По обвинительному
заключению события излагались следую­щим образом:

Бобров В., Дородных и
Ермишин, договорившись о хищении картин из Рязанского художественного музея,
втроем выехали в г. Рязань, но по объективным причинам хищение совершить не уда­лось.
При возвращении из Рязани обвиняемые узнали в поезде, что в г. Зарайске также
есть музей, в котором имеются ценные картины. Они прибыли в Зарайск. Музей был
закрыт, но, представившись сотруднику музея как художники из Москвы, они были
допущены к осмотру экспозиции, коллекции ценных картин, ранее принадлежав­ших
графине Келлер.

В ночь на 26 февраля 1955
года, взломав замки черного хода музея, обвиняемые похитили 30 картин, сняв их
с подрамников, и