ДЕЛО САМОРУКОВОЙ

поэтому я решительно
заявляю: жизненный опыт 18-лет­него паренька не мог (и не должен был)
подсказать ему повы­шенную против нормальной осторожность при обороне от
Косырева.

Нельзя требовать от
человека предвидения случайных последствий дозволенной обороны.

Следовательно, в
действиях Дворецкого нет преступной небрежности, нет вины неосторожной, как она
определена в статье 10 УК.

прошу поэтому коллегию
отменить приговор и за отсут­ствием вины Дворецкого дело о нем прекратить,
освободив его из тюрьмы.

Определением Мособлсуда
дело было прекращено.

ДЕЛО
САМОРУКОВОЙ

(Убийство новорожденного
ребенка)

Саморукова обвинялась в
убийстве своего ребенка, совершен­ном при следующих обстоятельствах.

Не желая иметь ребенка и
скрывая беременность от окружаю­щих, Саморукова в результате попытки самоаборта
родила живого 8-месячного младенца и, чтобы избавиться от него, оставила после
родов в ведре, где имелась вода, отчего ребенок умер.

При судебном следствии
было установлено, что живет она одна, имеет дочь 4-х лет, алиментов на которую
не получает, так как муж ее скрылся и не разыскан, что незадолго до самоаборта
была уво­лена по сокращению штатов.

При допросе в день родов
признала, что умышленно оставила ребенка в ведре, чтобы избавиться от него. При
последующих до­просах вину свою отрицала, ссылаясь на тяжелое послеродовое со­стояние.

Дело трижды
рассматривалось первой инстанцией. Два раза Саморукова признавалась виновной в
неосторожном убийстве, но оба эти приговора отменялись Московским областным
судом (по протестам прокурора), указывавшим на умышленный характер убий­ства и
мягкость наказания. При рассмотрении дела в третий раз Саморукова была осуждена
за умышленное убийство к 5 годам за­ключения.