Допрос неофициально записывался на магнитофоне.

Столь же бессвязными были
ее попытки рассказать о происшедшем у Симоновых, в квартиру которых ее привел
из милиции Проскурин. Однако смысл ее объяснений сводился к тому, что она,
войдя из кухни в комнату, застала Жданько с раной в груди (св. Рунова, л. 80 т.
3).

В последующие дни
Малявина вместе с матерью Ждань­ко сопровождала гроб с его телом в г.
Черепаново и участво­вала в похоронах и поминках.

Впервые она была
допрошена следователем Мишиным в присутствии судебно-медицинского эксперта
Быкова 17 апре­ля 1978 года. Допрос неофициально записывался на магни­тофоне.

«Малявина сильно рыдала,
многие слова были не­понятны, — показывал позже практикант прокуратуры Звягин,
прослушивавший пленку, — запись воспроиз­водила какие-то куски. Малявиной не
удалось говорить слитным слогом» (л. 43 т. 5).

По утверждению
следователя Мишина, во время этого допроса Малявина заявила, что Жданько убила
она, но на предложение показать, как именно, пояснила, что убила его морально
(л. 136 т. 2).

Аналогичные показания об
этом допросе дал и эксперт Быков (л. 172 т. 2).

Протокол допроса
составлен не был. Неофициальная звукозапись его за годы следствия была утрачена
в проку­ратуре.

На следующий день, 18
апреля 1978 года, Малявина была снова допрошена следователем. Она показала, что
вечером 13 апреля между нею и Жданько произошла размолвка. При­чиной ее
послужило то, что Жданько, сильно захмелев во время выпивки с Проскуриным,
после ухода последнего по­желал продолжить выпивку в ресторане, чему она
воспроти­вилась. Жданько не обратил внимания на ее уговоры и начал одеваться.
Тогда она демонстративно открыла ножом бутыл­ку сухого вина «Гурджаани»,
купленного ему в дорогу, и от­пила из нее более стакана. По особенностям их
отношений этот поступок имел для Жданько особое, «чудовищное» (выражение
Малявиной) значение. Она выбежала на кухню поплакать, а вернувшись через
несколько минут, застала Жданько раненным в грудь и сползающим с кресла на пол.
Она пыталась помочь ему, зажимая рану руками, а затем вы­звала «Скорую помощь».
Считает, что своим поступком тол­кнула его на этот шаг (л. 6 т. 1).