Экспертная комиссия в составе проф.

Деятельность организации
состояла (пока!) в распрост­ранении листовок и прокламаций, написанных, как
правило, павленковым и размноженных на иногороднем, так и не най­денном
гектографе. Листовки по ночам наклеивались на сте­ны в людных местах,
оставлялись в общественном транспор­те и в почтовых ящиках.

Содержание их
варьировалось — от изложения истории узурпации власти большевиками в 1917 году
до сокрушающей критики основ политической системы и экономики страны.

прочитав собранные в деле
образцы листовок, я имел возможность оценить их язык и их силу: они били по
самым уязвимым местам больного государства. Они не ограничи­вались пропагандой,
но содержали и призывы к противо­действию, пока — мирному... по методике своей
они каче­ственно резко отличались от известной «Хроники текущих событий»,
содержавшей лишь информацию о фактах.

Структура и
конспиративность организации, а также ее дух позволяли предполагать, что ее
пропагандистские цели без труда могут быть преобразованы в более жесткие.

Авторитет павленкова у
членов его группы был огромен. Его слово и мнение ценились высоко. Следователь
КГБ огор­ченно поделился со мной, что арестованные студенты, участ­ники
организации, озабочены не столько своей судьбой, сколь­ко в первую очередь
мнением павленкова об их поведении на следствии.

Организация павленкова
действовала почти год. «Ком­петентные органы» охотились за ней долго и
изощренно, пока не вышли на след. Взять удалось павленкова и одну из «пя­терок».
Не более того. Все они признавали вменяемые им действия, но отвергали вину
перед народом и обществом...

при обыске у павленкова
были изъяты его теоретические разработки в области политической экономии.
Объемистые тетради были подвергнуты научной экспертизе в Горьковском
университете. Экспертная комиссия в составе проф. Добро­хотова, доцентов
Суханова и Зиновьева (эти имена — то
не­многое, что сохранилось в моих записях об этом деле), изучив разработки
павленкова, с суеверным ужасом записала в за­ключении: «... открыто заявляет о
своем несогласии с теори­ей стоимости Маркса»(!).