Эти показания Трускина так и

Эти показания Трускина
так и не были опровергнуты в приговоре. Как видно из приговора и протокола
судебного за­седания (л. 333 т. 31), продавец картины Хенкин показал о продаже
им картины Данцигеру, и ничего конкретного о Тру- скине он не знает.

Допрошенный судом
Данцигер подтвердил, что картину покупал действительно он, но ничего точно не
помнит об этой сделке (л. 322). Показания Данцигера, помимо отсутствия в них
уличающей Трускина информации,
вообще не могли рас­сматриваться как доказательство, так как даны психически
больным человеком, признанным по суду невменяемым (л. 54 т. 31).

Ввиду полного отсутствия
доказательств факта продажи указанной картины Трускиным неизвестному лицу и
наживы Трускина осуждение его по части 1 статьи 147 УК РСФСР но­сит практически
бездоказательный характер и подлежит ис­ключению из приговора.

Об осуждении
Трускина по части 2 статьи 154 УК РСФСР

Не считая целесообразным
излагать анализ многочис­ленных эпизодов, по которым Трускин осужден за спекуля­цию,
ограничусь утверждением, что по большинству из них приговор основан только на
самом факте продажи картин по ценам, превышающим покупные.

Факт этот установлен во
всех случаях (кроме трех) только показаниями Трускина, которые, таким образом,
признаны достаточно достоверной основой для обвинительного приго­вора. В то же
время показания Трускина о покупке им 12 кар­тин из числа вменяемых для себя,
без цели перепродажи, судом во внимание не приняты, хотя, как сказано выше,
ника­ких иных источников сведений о направленности умысла Тру­скина в деле нет.

Во многих случаях
(эпизоды № 28, 34, 37, 39, 40, 41, 43, 46 и т. д.) продажа была отдалена от
покупки сроком в 6-11 лет, который и сам по себе свидетельствовал о
приобретении картины не для перепродажи, а для коллекции, и о том, что
впоследствии картина продавалась не ради спекулятивной наживы, а для получения
средств к обновлению той же кол­лекции.