И заместитель министра тут же

(Отрывок из интервью,
опубликованного в журнале «Российский адвокат». 2004 г. № 5)

—   Чем,
на ваш взгляд, нынешнее поколение адвокатов отличается от предыдущего,
прошедшего школу советского права?

—  Принципиального
отличия нет. Адвокатура стала сме­лее. Она продолжает достойно выполнять свою
социальную миссию. А в советское время на все давил страх.

Я знал адвоката, которого
приговорили к расстрелу за вредительство в правосудии, но не успели
расстрелять, по­скольку умер Сталин, это был Ицков.
Это была очень инте­ресная личность, единственный человек, который участвовал в
политических процессах. Он говорил в суде: «Это дело соз­дано врагами партии и
советского государства». Его осво­бодили, реабилитировали и восстановили в
адвокатуре. На общем собрании городской коллегии адвокатов, когда на три­буну
поднимался Ицков, все дрожали, заранее зная, что он бу­дет говорить. Выходя на
трибуну, он говорил буквально сле­дующее: «Вот тут сидит в президиуме
заместитель министра юстиции такой-то,
вы посмотрите, как он сидит, как он по-хо­зяйски заложил ногу за ногу, каким
хозяином он тут себя чув­ствует». И заместитель министра тут же весь сжимался.

—  Для
читателей будет представлять несомненный инте­рес, если вы поделитесь с нами
именами правоведов и юри­стов, которые своей работой и практикой оказали
наиболь­шее влияние на формирование вас как адвоката.

—  Я могу назвать
эти имена, их было немало, глубоко уважаемых мною юристов. По-прежнему
возвышается фигу­ра А. Ф. Кони как символ благородства в праве. Из дореволю­ционных
деятелей могут быть названы Плевако, Спасович, Карабчевский, Винавер и вся
плеяда корифеев присяжной адвокатуры: Андриевский, Урусов, Грузенберг. Из
советских, служивших мне примером, — Самсонов Василий Александро­вич,
Миловидов, Благоволина, Ватман, Паркинсон Иван Ива­нович, Сергей Зурабов и
другие. Из современных юристов вы­соко ценю Вячеслава Михайловича Лебедева,
председателя Верховного суда РФ, который пользуется безусловным авто­ритетом,
адвокатов Генри Резника, Алексея Галоганова, Юрия Боровкова, которых я глубоко
уважаю, и многих других коллег.