II.  Заключение судебномедицинской экспертизы в суде

II. 
Заключение судебно-медицинской экспертизы в суде

Обе экспертизы,
проведенные в 1978 году, без каких- либо оговорок подтверждали возможность
ранения Жданько собственной рукой (лл. 90, 92 т. 1).

Комиссионная экспертиза
1982 года пришла к выводу, что раневой канал у Жданько по своему направлению
«более характерен» для причинения посторонней рукой (л. 20 т. 4).

Вполне очевидно, что это
заключение имело не категори­ческий (достоверный), а вероятный
характер, так как не ис­ключало возможности саморанения Жданько «менее харак­терным»
(реже встречающимся) по направлению ударом.

Пленум Верховного Суда
СССР в постановлении от 16 марта 1971 года «О судебной экспертизе по уголовным
де­лам» указал:

«Обратить внимание судов
на то, что вероятное за­ключение эксперта не может быть положено в основу
приговора» (п. 14).

Из приговора видно, что в
его основу положено в первую очередь заключение экспертов Свешникова и
Сиротинской в судебном заседании (л. 5 печатного текста приговора).

Их заключение толкуется в
приговоре как достоверное. Ссылка на
достоверность (категоричность) этого заключения повторяется в приговоре
неоднократно (лл. 6 и 7 приговора). Как утверждает суд:

«Заключение судебно-медицинской
экспертизы яв­ляется доказательством, отвергающим
(исключающим. — С.А.) версию о
самоубийстве Жданько» (л. 7 пригово­ра).

Между тем изложенное в
приговоре толкование смысла экспертизы ошибочно. Из заключения экспертов
Свешникова и Сиротинской следует, что оно — как и заключение комисси­онной
экспертизы — носит вероятный, а не достоверный
ха­рактер. Это видно из примененных в
заключении выражений «характерно», «обычно», хотя и завуалировано в нем.