Изложенные обстоятельства основаны на материалах

В этих условиях Камалов,
испытывая недостаток времени, легкомысленно решил оставить при себе имевшиеся у
него деньги с тем, чтобы провезти их «без хлопот» туда и обратно. Расчет
Камалова оправдался при выезде, но при возвраще­нии он был подвергнут досмотру
и деньги были обнаружены.

Столь же самонадеянно
отнесся Камалов в Гвинее и к просьбам ряда советских специалистов о передаче в
СССР принадлежавших им чеков ВПТ и дешевой бижутерии их род­ственникам. Такие
действия разрешены законом, но требуют получения соответствующей справки от
Торгпредства о цели перевозки чеков, которую Камалов брать в Гвинее поленился.

Изложенные обстоятельства
основаны на материалах де­ла и не оспариваются в приговоре. Поступок Камалова
оп­рометчив, но не заслуживал столь сурового наказания, раз­рушившего судьбу
этого в принципе достойного человека. Вывод этот основан на изложенных ниже
соображениях:

1.   Контрабанда, как
правило, является корыстным пре­ступлением, направленным на извлечение
материальной выгоды. Это справедливо отмечено первым заместителем Генерального
прокурора СССР А. Н. Баженовым в интервью центральной газете («Известия» от 10
апреля 1986 года). Это же обстоятельство отражено и в пункте 1 постановления
Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1967 года «О судебной практике по
делам о контрабанде», где говорит­ся о необходимости выявлять «источники
приобретения и ка­налы сбыта предметов контрабанды».

Преступление Камалова
существенно отличается от обыч­ных криминалов этого рода полным отсутствием в
нем ко­рыстных мотивов в действиях осужденного.

Данных о приобретении
Камаловым советских денег и инвалюты специально для контрабандного вывоза из
СССР в деле никаких нет. Показания его о наличии у него при выезде 13 июня 1985
года не сданных в установленном порядке денег и небольшой суммы инвалюты по
причине непредвиденной срочности выезда, напряженной предотъездной подготовки,
притупления контроля за своими действиями тяжестью со­стояния жены
подтвердились документальными данными о болезни жены (л. 208), а также
показаниями свидетелей Ута- ниязовой (л. 239) и Мерзлова (л. 55).