Хотя мнение Института государства и

Органы следствия не
согласились с мнением Мосгорсуда и постановлением от 15 апреля 1987 года
подтвердили осно­вательность прекращения дела в отношении Андреева по
примечаниям к статье 174 УК РСФСР, указав: «Коль скоро Андреевым было написано
заявление о даче взятки, он со­гласно закону от ответственности освобождается,
и процесс этот не может быть обратим даже при изменении им своих показаний»
(копия прилагается).

При подготовке настоящей
жалобы Московская област­ная юридическая консультация в порядке статьи 6
«Закона об адвокатуре в СССР» обратилась в Институт государства и права АН СССР
с просьбой высказать свое мнение по этому вопросу.

Вопрос был обсужден в
секторе уголовного права, руко­водитель которого сообщает: «Коль скоро
взяткодатель дея­тельно раскаялся указанным в законе образом, он выполнил
условия, необходимые и достаточные для освобождения его от уголовной
ответственности в силу примечания к статье 174 УК РСФСР.

...Его последующий отказ
от этого заявления при дока­занности дачи взятки может иметь юридическое
значение лишь как повод для привлечения его к уголовной ответствен­ности за
заведомо ложные показания».

Хотя мнение Института
государства и права АН СССР о наличии признаков лжесвидетельства в отказе
заявителя и не играет никакой роли для решения вопроса, поставленного в
настоящей жалобе, оно представляется весьма спорным, так как любое лицо не
может быть субъектом лжесвидетельст­ва по делу о собственном криминальном
поступке, поскольку осуществляет лишь свое право на защиту (см. статью: Субъ­ект
лжесвидетельства // Советская юстиция. № 17. 1979).

таким образом, по
совпадающему мнению Верховного Суда РСФСР (в кассационном определении по
настоящему делу в отношении Орехова), следственных органов (в итого­вом
постановлении в отношении Андреева) и авторитетного научного учреждения
правовая ситуация, при которой осуж­ден Лукьянов по эпизоду № 29, требовала
освобождения его от уголовной ответственности по этому эпизоду.