Лианозово под Москвой и спрятано.

25  антикварных
предметов из фарфора и стекла. В числе украденных картин имелся портрет графини
Келлер работы художника Бакста.

Похищенное было отвезено
на квартиру Бобровых в пос. Лиа­нозово под Москвой и спрятано. Большая часть
фарфора и стекла продана Бобровым В., а из вырученных денег Бобров дал Дород­ных
350 руб.

Бобров В. и Дородных 16
марта 1955 года вновь прибыли в Ря­зань. Осмотрев вместе с посетителями музей,
они в конце рабочего дня спрятались под лестницей и были заперты на ночь в
музее.

Оставшись вдвоем, Бобров
В. и Дородных вынули из подрам­ников 37 картин, большинство которых
принадлежало кисти великих русских живописцев. Открыв затем одно из окон,
Бобров и Дород­ных спустили свернутые в трубку картины на веревке, спрыгнули
сами в снег, забрав картины, уехали в Москву. Картины были спря­таны в доме
Бобровых.

18 марта 1955 года Бобров
и Дородных повезли пять картин в Москву в комиссионный магазин и по паспорту
отца Боброва, Бо­брова С.,
сдали картины приемщику Гоберману. В беседе с Гобер- маном Бобров В. сообщил
ему, что он племянник графини Келлер, от которой его семья и получила картины в
наследство. Из числа пяти картин две были разрешены государственной закупочной
ко­миссией к продаже, а три отобраны для Третьяковской галереи. По­купатель
одной из картин, разрешенных к продаже, обнаружил на холсте метку Рязанского
музея, благодаря чему и было раскрыто хищение.

Бобров и Дородных были
арестованы.

В тот же день работники
милиции явились в дом Бобровых для обыска. Однако Боброва Т. заперлась в доме с
родственницей Ро­мановой и в течение нескольких часов жгла спрятанные в доме
кар­тины в печи. Часть полотен была спасена благодаря принятым ми­лицией мерам.
Остальные 49 полотен были сожжены Бобровой. Факт сожжения установлен
показаниями Романовой и физико-хи­мическим анализом золы.