Любопытство заставляет ее еще колебаться,

интересно, что после
разговора со Смирновой пузырева совершает еще один поступок, который
свидетельствует о том, что хотя она и устранилась от этих жилищных дел, но
внутренне она еще колеблется. Смирнова показывает, что спустя месяц ей
позвонила по телефону пузырева и спроси­ла, получился у них обмен или нет.
Любопытство заставляет ее еще колебаться, может быть, действительно Смирнова об­меняла
квартиру с помощью Кшесинской.

23 ноября 1957 года
пузырева обнаруживает у Громыко пакет с документами, оставленными Кшесинской.
Это те до­кументы, которые, по ее утверждению, уже давно сданы в Моссовет. и
тут она прозревает окончательно — она понима­ет, что все эти документы никогда
и никуда не сдавались. Ка­кова же реакция на это открытие? Это спокойное
отношение мошенницы, которая была в курсе дела? нет! Громыко кра­сочно описала,
как реагировала пузырева. Она была пора­жена, плакала, закатила истерику
Громыко. «пузырева была страшно взволнована, — говорит Громыко, — она сказала
мне: “Тут какой-то огромный обман”. Она спросила у меня: “Вы тоже давали
Кшесинской деньги? нам нужно спасать свои деньги и деньги людей, которых мы
знакомили”». Что это, игра актрисы? нет, я убежден, что пузырева не обладает
такими театральными способностями. Это не игра, а поведе­ние женщины,
потрясенной гнусностью обмана, в котором она была использована как орудие
преступления.

и с этого момента
пузырева становится ожесточенным врагом Кшесинской. первым делом в тот же день,
23 ноября, она рассказывает мужу о своих отношениях с Кшесинской, о том, что
она давала за нее расписки и что все это оказалось липой. Она добивается вместе
с мужем от Кшесинской воз­врата денег не только тем людям, которых она
знакомила, но и вообще всем тем людям, обманутым Кшесинской, которые оказались
в поле ее зрения. Так, например, подполковник Жданов, благодаря ее уведомлению,
забирает у Кшесинской свои деньги.