Мать тебя всячески порочила, обзывала.

Ответ Раскина: «...Мне
очень тяжело было в отношениях с матерью, хотя единственный человек, которого
она любила, был я».

Вопрос: «Выясняется
другое отношение: особой любви с ее стороны не было. Она тебе говорила: “Уходи
из дому”. Мать тебя всячески порочила, обзывала».

Вот как в вопросах
следствия проявляется оценка отно­шений Виктора с родителями.

Весной в его жизнь вошла
любовь. Он говорит: «Если б не Тамара, ничего этого бы не было». Обвинитель не
верит в эту горестную фразу. И действительно, мы видели ее здесь, эту Тамару.
Не назовешь ее красоткой. Серьезная, хрупкая и маленькая, как
Джульетта. А вот полюбил, и стала она для него самой красивой, самой лучшей и
самой нужной на све­те. Мой коллега по защите с позиции своей разумной и рас­судочной
практичности спрашивает ее здесь, в суде: «А какая надобность была так рано
жениться?» И с высоты своей юно­сти, с которой далеко внизу еще остаются
расчетливость и резон, она отвечает ему: «Мы любили друг друга». Для нее это
исчерпывающий довод.

Юность, прекрасная горная
страна чувств. Только в этой стране возможны такие ошеломляюще высокие, поражаю­щие
нас страхом и восхищением вершины, как подвиг Матро­сова. Но именно там
возможны и такие бездонные черные провалы, как это преступление.

К сожалению, мы с вами
давно ушли из этой страны и меряем все своей мерой, мерой степных людей, у
которых не чувство, а рассудок определяет возможность поступков. И быть может,
потому мы не верим, что чувство способно толкнуть на такой страшный шаг, и
стараемся найти резон, корысть в побудительных причинах преступления.

Он любил, и думаю, что
это была не просто страсть, кото­рую нужно утолить. Это была любовь, когда
знаешь, что не просто спать, а дышать и жить дальше можно только рядом с этой
женщиной и только для нее. В показаниях Раскина есть одна характерная фраза:
«Мне все время хотелось быть там, где Тамара». Это очень точно сказано. Сравните
эту фразу с фразой Бальзака, большого знатока человеческих душ: «Мы любим
женщин за счастье жить рядом с ними». И вот он со­вершенно точно знал, что жить
дальше сможет только для нее, что рядом с ней он будет счастлив, а вдали —
несчаст­лив. И так на всю жизнь.