Михалкова лишенным фактического основания вымышленным

В решении далее указано,
что слова н. Михалкова в раз­витие ранее сообщенного — «продано влияние на
кинемато­граф, продан бизнес на кинематографе» — являются личным суждением
ответчика, и, протестуя в иске против них, истец якобы посягает на
конституционное право ответчика, гаран­тированное в статье 29 Конституции РФ.

При этом суд упускает из
виду, что статья 29 Конститу­ции РФ не предусматривает права на суждения по
поводу собственного вымысла гражданина. Кроме того, упомянутое судом право
ограничено требованием статьи 17 Конституции РФ об использовании гражданами их
прав без посягатель­ства при этом на права и законные интересы других лиц.

Таким образом, доводы,
приведенные в решении для от­каза в иске Гусмана Ю. С., носят надуманный, не
соответству­ющий ни положениям закона, ни общепринятым этическим взглядам
характер.

Давая общую оценку
телевизионной передаче, включав­шей в себя и вымысел н. Михалкова, порочащий
истца, и от­кровенную брань по его адресу Г. Полока, суд одобрительно отозвался
о ней, указав: «Ответы (участников) позволили разъяснить сложившуюся вокруг
“ники” ситуацию». Обратив­шийся за защитой от навета истец в результате не
только получил безосновательный отказ, но и был дополнительно унижен судом.

Принцип равноправия
граждан перед законом, провозгла­шенный в статье 19 Конституции РФ, оказался
грубо нарушен­ным по делу, разрешенному вне правового пространства.

В решении также
содержится логический пробел, вызван­ный недостаточным исследованием дела.

Признавая заявление н.
Михалкова лишенным фактиче­ского основания (вымышленным) и не усматривая в нем
в то же время порочащих истца сведений, суд оставил описание события без
указания видимой цели поступка Михалкова, то есть изобразил безмотивное его
поведение. Между тем н. Ми­халков, по нашему мнению, является лицом вполне
адекват­ным и безмотивных поступков не совершает.