Нет нужды в догадках, что

Нет нужды в догадках, что
побуждало местных судей к такой позиции: перестраховка, угодливость или
природные свойства. Для нас важно другое: этот спор внутри государст­венной
службы свидетельствует о наличии там, внутри, се­рьезных разногласий и сомнений
в надобности дальнейшего содержания Бахминой в местах лишения свободы. Это
важно. Поскольку сомнения такого рода в цивилизованном правосу­дии разрешаются,
известно в чью пользу. И в России такое разрешение в пользу обвиняемого
предписано в статье 49 Конституции.

Защита с тревогой и
надеждой будет ждать, на чью сто­рону Вы станете в этом споре, где закон и
совесть соревнуют­ся с ложно понятым государственным интересом.

2.  Те представители
государства, которые были ЗА осво­бождение Бахминой, учитывали, что речь идет о
женщине (смягченное отношение к женщинам всегда проявлялось и законодателем),
что у Бахминой трое малолетних детей, что дело, по которому она осуждена,
хозяйственное, что она на­ходится в заключении более четырех лет и отбыла
большую часть наказания, что она положительно характеризуется ад­министрацией
колонии и что закон позволяет в этих условиях вернуть ее домой, к детям.

Все эти лично к Бахминой
относящиеся данные были со­чтены достаточно весомыми.

Их противники в споре
ссылались в своих решениях на второстепенную роль прав и интересов Бахминой
перед госу­дарственным интересом в продолжении ее наказания.

Между тем, согласно
статье 2 Конституции России, «ЧЕ­ЛОВЕК, ЕГО ПРАВА И СВОБОДЫ ЯВЛЯЮТСЯ ВЫСШЕЙ
ЦЕННОСТЬЮ».

Именно это
конституционное положение определяет не только правоту сторонников освобождения
Бахминой в воз­никшем по настоящему делу споре, но и необходимость учета прав и
интересов ЕЕ ДЕТЕЙ, ни разу не упомянутых в выне­сенных судебных решениях, на
прекращение их сиротства. Дети Бахминой наравне с матерью являются субъектами
пра­ва, провозглашенного в статье 2 Конституции РФ, и зашита их интересов по
настоящему делу не может игнорироваться судом.