Никаких существенных конфликтов, кроме редких

Уровень этичности
следствия в ходе этих допросов остав­лял желать лучшего. В протоколы заносились
подчас непри­стойные «россказни», характеризовавшие не столько Маля­вину,
сколько свидетеля и ведущего протокол следователя (см. концовку допроса св.
Жеребцова — л. 129 т. 2).

Что касается уровня
объективности, то следствие на этом этапе напоминает более «охоту
на Малявину», нежели подлин­ные поиски истины, требуемые
законом (ст. 20 УПК РСФСР).

Вся эта трехлетняя
объемистая работа не принесла ощу­тимых результатов. Отношения Малявиной и
Жданько, как выяснилось, не давали повода для убийства. Жданько до по­следнего
дня жизни самозабвенно любил Малявину, был ве­рен ей и стремился к браку.
Никаких существенных конфлик­тов, кроме редких бытовых размолвок, в совместной
жизни этой пары свидетели не наблюдали. Отношения омрачались лишь периодической
склонностью Малявиной к спиртным на­питкам после смерти ее ребенка, которую
Жданько воспри­нимал крайне болезненно.

Грязные слухи о моральной
распущенности Малявиной при следственной проверке не подтвердились. Служебные и
творческие характеристики ее, собранные в деле, а также по­казания работавших с
нею режиссеров отражают облик тру­долюбивой и преданной своему делу актрисы, а
не опустив­шейся личности, способной на бессмысленное убийство.

Народный артист РСФСР,
свидетель Лановой В. С. пока­зал на следствии:

«Малявину могу охарактеризовать как талантливую
актрису, человека сложного, порывистого, порядочного.

Любила работу над ролями,
вообще любила работу» (л. 30 т. 5).

Малявина в
период происшествия была одной из веду­щих актрис Театра им.
Вахтангова, активно снималась в кино, где сыграла главные или ведущие роли в 22
широко извест­ных фильмах центральных киностудий (см. неполный пере­чень
киностудии «Мосфильма» — л. 85 т. 3).