Обвинительный приговор построен на дефектной,

Эти показания не
совпадали с обвинительной версией, и потому Микучидзе был повторно допрошен
следователем, приехавшим из Москвы. на сей раз такое совпадение было
обеспечено. Микучидзе, изменив показания, подтвердил дачу им Угулаве 180 рублей
(л. 92 т. 46). В суде Микучидзе допро­шен не был, и потому причины изменения им
показаний не выяснялись.

последние показания
Микучидзе и были приняты судом по приговору как подтверждающие источник
получения Угу­лавой 150 рублей на взятку. при этом ни следствие, ни суд не
обратили внимания на то, что, согласно справке Руставского металлургического
комбината, Микучидзе находился в отпу­ске лишь до 4 марта 1978 года (л. 106 т.
46). поэтому для дачи взятки, якобы состоявшейся не ранее 16 марта, денег
Угула- ве он дать не мог.

Этому важному
обстоятельству не дано в приговоре ни­какой оценки, хотя оно опровергает ссылку
Угулавы на источ­ник средств для передачи взятки.

перечень несообразностей
и противоречий в показаниях Угулавы и Чекурашвили можно было бы продолжить. но
и изложенного выше достаточно для определенных выводов.

показания эти возникли
как средство защиты указанных лиц от обвинения.

С помощью стороннего
воздействия лица эти к тому же были озлоблены против Сергеева. В ходе следствия
показания оказались крайне противоречивыми, непоследовательными и
сомнительными, что лишает их достоверности. Шаткими оказались и показания иных
лиц, допрошенных для проверки отдельных деталей в объяснениях Угулавы и
Чекурашвили.

Обвинительный приговор
построен на дефектной, не вы­держивающей критики основе.

по изложенным
соображениям прошу проверить дело в порядке надзора и опротестовать
состоявшиеся судебные постановления в части осуждения Сергеева по статье 173 УК
РСФСР для их отмены и прекращения дела за недоказанно­стью обвинения.