Однако это заканчивается грандиозным скандалом,

поэтому Кшесинская с
самого начала, судя по показани­ям Калининой, никольской и др., старается
изолировать пу- зыреву от тех лиц, с которыми она знакомит Кшесинскую. К концу
их отношений, когда пузырева начинает понимать, что была обманута, Кшесинская
панически боится ее, что отра­зилось в показаниях известных нам свидетелей.

В свидетельских
показаниях целого ряда лиц явственно обрисовано постепенно нарастающее
подозрение обманутой пузыревой.

Свидетель Гетман
показывает: «Весной 1957 года пузы­рева была очень влюблена в Серафиму
ильиничну, она обо­жала ее и почти боготворила».

Летом 1957 года у нее на
квартире Кшесинская знакомит­ся с Щегловой. К этому времени пузырева уже
замечает, что Кшесинская по срокам не выполняет своих обязательств. по­этому,
как рассказывает Щеглова, пузырева вмешалась в разговор и сказала «Серафима
ильинична, за добросовест­ность вашу я ручаюсь, но за сроки вы, пожалуйста, не
ручай­тесь, возможно, что это будет и после февраля».

Конец лета, квартир нет.
ну что же, думает пузырева, мо­жет быть, действительно Кшесинская связана с
руководством Моссовета, но квартир-то все-таки нет.
пожалуй, я больше не буду знакомить Кшесинскую с людьми. и в соответствии с
этим, показывает Смирнова, «в августе 1957 года пузы­рева позвонила мне и
сказала, чтобы мы деньги забрали, так как она не желает больше иметь отношение
к жилищным делам».

и действительно, после
августа 1957 года вы не найдете ни единого человека, которого бы пузырева по
своей иници­ативе познакомила с Кшесинской. Есть лишь один человек, Кузина,
которую в октябре 1957 года Кшесинская самоволь­но привела на квартиру
пузыревой для очередного обмана. Однако это заканчивается грандиозным
скандалом, который пузырева устроила Кшесинской и Кузиной.