ОСЕННИЙ ЛИСТ

И вновь, как это было и
раньше, как в прошлый раз, мы оживаем душой, стряхиваем с себя суету сует
страшного мира себе подобных. Нет тревог — мы среди своих, среди настоя­щих, не
затаившихся, не предающих. И дыхание наше ровно, и сердце покойно, и воздух
напоенный льется нектаром в лег­кие. Долой выхлопные газы! Прими нас, лес
родной! И нет конца задумчивой его радости...

Но приходит все же конец.
И, вернувшись домой, в при­вычный телевизионный ор, понимаешь, что к числу
достоинств леса относится и полное отсутствие в нем последних изве­стий. Это,
правда, не столько способствует, сколько избавля­ет... Птичьи голоса в лесу
служат великолепной заменой.

ОСЕННИЙ
ЛИСТ

Когда я на почте служил ямщиком, Был молод, имел
я силенку...

Мы со свояком позволили
себе принять по случаю но­ябрьских дней и пошли прогуляться по поселку
Протасово. Обнявшись, естественно, и для душевности — с песней.

—   Опять профессор с
адвокатом гуляют... Опустившиеся люди.

Это нам вслед — местные.

—   Федосеич, —
говорю я свояку, — ну их совсем, этих злых людей. Они нас осуждают. Пойдем
лучше в лес, в осен­ний золотой лес!

—   Пойдем, Сеня,
пойдем, — соглашается свояк, — там лучше человеку, как ты справедливо писал уже
в «Новой газете».

И мы сворачиваем в лес,
погружаемся по тропинке в осень.

Она встречает нас
промозглой свежестью и шорохом ли­стьев под ногами. Умолкло сразу наше пение,
оно неуместно здесь, где звучит в высоких сводах свой гимн, едва слышный, но
торжественный и по осени печальный. Прислушиваясь к нему, медлительно,
задумчиво клонятся под верховым ветром вершины деревьев, и падает, падает
листва, обнажая немыс­лимые черные кружева ветвей.