ПАРТИЯ И ХУЛИГАН

Думаю, подозрительным
показалось и то, что остался жив.

Бедный чекист Георгий
Михайлович! Не будь революции, какую прекрасную и блистательную шляхетскую
жизнь про­жил бы он в России!..

ПАРТИЯ
И ХУЛИГАН

Шухрат Гафаров, отец
которого просил меня поехать в Самарканд для защиты сына, явно не был ангелом.
Отец и не пытался изображать его с крылышками, правильнее было бы назвать
Шухрата просто хулиганом. В свои девятнадцать лет он имел в анамнезе два
привода за личную бузу и срок за хулиганство. Хуже того, именно отбывая этот
срок «на хи­мии» (как называли тогда принудительные работы на строй­ках),
Шухрат в дни побывки дома отправился с друзьями в ресторан на седьмом этаже
отеля «Интурист», где в драке с другой компанией и ударил ножом молодого
инженера. Спа­сти того не удалось. И теперь Шухрату — со всем его послуж­ным
списком — предстояли следствие и суд за убийство. «Хуже некуда», — сказал я,
выслушав поникшего от горя отца.

Но ехать за адвокатом в
Москву старшего Гафарова по­будило особое обстоятельство, полностью подрывавшее
у него надежду на помощь местных защитников.

Убитый инженер имел
знатных родственников — он приходился племянником министру здравоохранения Узбе­кистана.
Временно оторвавшись от забот по здравоохране­нию, министр прибыл в Самарканд и
имел доверительный разговор с первым секретарем обкома партии. Как член ЦК —
члена ЦК он просил об одном: чтобы приговор был рас­стрельным.

—  Хоп-майли, — сказал
первый секретарь и заверил ми­нистра как брата по ЦК, что виновник гибели его
племянника будет казнен.

На том они и расстались.
Министр успокоил семью погиб­шего и отбыл в Ташкент к здравоохранению, а первый
секре­тарь распорядился, чтобы отдел административных органов обкома обеспечил
казнь Шухрата.