Поэтому вымысел ответчика о продаже

Приспособив, таким
образом, положения Гражданского кодекса рФ к оправданию ответчика, суд
умалчивает при этом, что согласно статье 209 ГК РФ правом на продажу «объ­екта
гражданских прав» наделен не всякий желающий, а только собственник этого
объекта. непосредственно из ре­шения суда видно, что собственником «бренда»
являлось юридическое лицо — Автономная некоммерческая организа­ция «ника», а
отнюдь не истец. Поэтому вымысел ответчика о продаже истцом чужого имущества
содержит информацию о совершении им действия, противоречащего ГК РФ, то есть
противоправного поступка. Приписанный истцу поступок к тому же противоречит и
положениям уголовного законода­тельства, поскольку может обладать признаками
мошенни­чества, растраты вверенного имущества и т. д.

Поэтому основной мотив
решения, которым суд исказил смысл положений ГК РФ о праве на «возмездное
отчужде­ние», несостоятелен.

Второй и третий
мотивы решения состоят в том, что в вымысле н. Михалкова
(который суд деликатно именует «ин­формацией») не содержится утверждений о
совершении истцом «при продаже товарного знака» каких-либо безнравственных
действий, обмана третьих лиц, предательства интересов сво­их коллег и т. д.

Между тем приписанная
Гусману продажа чужого имуще­ства сама по себе порочит его репутацию и потому
не нужда­ется в неких сопутствующих ей описаниях «безнравственных действий,
обмана» и т. п. для признания этого вымысла за­трагивающим его доброе имя.

Учитывая к тому же, что
Гусман является не посторонним для учредителей названного выше юридического
лица — собственника бренда «ника» — человеком, а их близким то­варищем и
коллегой по работе, вымысел о его корыстном по­сягательстве на коллективное
достояние профессионального сообщества должен рассматриваться как обвинение в
пре­дательстве, то есть как об аморальном поступке.