Причинноследственная связь этих событий не

Прокуратура Кемеровской
области, несомненно, знала об изложенном. Поэтому выход ее в данном случае за
рамки законных полномочий являлся лишь средством содействия местному
руководству в удалении Кабака Б. Л. с комбината.

С той же целью, идя
навстречу намерениям Администра­ции, Прокуратура возбудила против Кабака
уголовное дело, которое далее было успешно использовано Администрацией в
арбитражном процессе по замене управляющего.

Поскольку дело это имело
откровенно заказной характер и изначально не содержало признаков криминала, оно
зако­номерно окончилось прекращением 25 мая 1999 года, о чем Генеральная
прокуратура РФ 1 июля 1999 года уведомила Кабака Б. Л. (Приложение).

Однако к этому времени у
Администрации области воз­ник новый интерес в
продолжении следствия. Как видно из имеющихся документов, 7-8 июля 1999 года в
прокуратуру области поступил запрос Арбитражного суда, рассматрива­ющего вопрос
о погашении долгов ЗСМК, о наличии или от­сутствии следствия по делу Кабака Б.
Л., поскольку от этого зависела возможность приостановления
арбитражного про­цесса, в чем была заинтересована Администрация области. В тот
же день, 7 июля 1999 года, заместитель прокурора об­ласти
отменил постановление о прекращении дела Кабака, о чем 9 июля 1999 года и
направил в Арбитражный суд свое сообщение (Приложение). Причинно-следственная
связь этих событий не вызывает никаких сомнений: уголовное пресле­дование было
возобновлено исключительно как средство поддержки в арбитраже хозяйственных
интересов местной Администрации.

Более того, уже после
этой неправовой по сути акции была проведена по делу судебно-экономическая
экспертиза, которая, однако, дополнительно подтвердила основательность
прекращения дела (см. Приложение, ответ Генеральной про­куратуры РФ
Федеральному Собранию РФ). Несмотря на это, так называемое «расследование»
продолжалось, пока стран­ности дела не повлекли проверку его в Генеральной
проку­ратуре РФ, завершившуюся очередным прекращением
(При­ложение).