ПРИКОСНОВЕНИЕ

Возникла мысль
познакомиться с боевыми сводками тех грозовых лет. Такие сводки публиковали
некоторые наши га­зеты и в различные годовщины войны. Поднял в библиотеке
подшивки, и в «Вечерней Москве» за 25 октября 1966 года под рубрикой «Шел
1941-й. День за днем» читаю сводку Со- винформбюро: «В течение 25 октября... на
Малоярославец- ком направлении немецко-фашистские войска, потеснив ча­сти 43-й
армии, захватили Каменку». Ту самую Каменку, куда, по утверждению трибунала,
вечером 25 октября трусливо сбежал Максимов в тыл наших
войск!..

Собрав все воедино, я
понял, что разработка для обжало­вания приговора получается убедительная.

Когда настало время
согласовать с Максимовым текст жалобы, я послал ему открытку. Он не
откликнулся. Не отве­тил он и на второе письмо. «Не может быть, — подумал я, —
чтобы, затратив столько сил, проявив такую настойчивость, он просто махнул на
все рукой и бросил материалы у меня...»

Пришлось узнавать телефон
завода.

—  Нет больше нашего
Максимова, — сказали мне там, — третий инфаркт.

И тогда я составил и
отправил жалобу на имя Главного военного прокурора, умолчав о смерти Максимова.
Не часто удовлетворяются адвокатские жалобы, но эта — была удо­влетворена. Мир
душе твоей, Максимов!.. Но разве в этом дело? Я ведь пишу здесь не о
правосудии.

Вдруг
некто с очарованным лицом Мелькнет, спеша на дальнее мерцанье,

И
вовсе нам не кажется слепцом —

Самим
себе мы кажемся слепцами...

Эти прекрасные стихи
написаны Евтушенко по другому поводу, но они уместны и здесь.

ПРИКОСНОВЕНИЕ

Двое очень научных
работников, двое привычных алкого­ликов, покрали из Центрального
Государственного архива древ­них актов СССР (ЦГАДА) кое-какие документы, чтоб
продать и пропить. Документы в этом Архиве хранились не только древние, а
всякие. Поэтому и покрали всякие — что под руку попало.