ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

Находясь в колонии,
Менделевич имел со мной редкую переписку. Посильную юридическую помощь я
оказывал не только ему, но и ряду других осужденных по этому делу, пи­савших
мне.

Как сложилась дальнейшая
судьба участников «Свадьбы», мне точно неизвестно. Знаю лишь, что все они были
спустя долгие годы досрочно освобождены и им была предоставле­на возможность покинуть
пределы России, чем они и вос­пользовались.

ПУТЕВЫЕ
ЗАМЕТКИ

Смотрю вполглаза на экран
телевизора. Слышу: «Недав­но наш корреспондент побывал на секретной
военно-морской базе, расположенной на самой северной оконечности Коль­ского
полуострова». На экране — суровые заснеженные ска­лы характерных очертаний, у
причалов — стальные сигары атомных и дизельных подлодок.

Ба! Да это ж Гремиха! Я
там был по своим адвокатским делам, давно уж, правда, ездил для защиты в
трибунал. Неу­жели до сих пор секретная? Или это они для важности под­пускают?
Сейчас, когда со спутников не только что крышку ракетной шахты — газету
«Завтра» на земле различают и даже читать могут (если не тошнит), какая уж там
секретная база флота! Тогда — да, была она секретной. Но вот — по­бывал и
поездку помню до сих пор. А дело, которое там про­водил, забыл сразу, как и
было велено, поскольку оно-то было и осталось секретным... Поэтому лишь о
дороге и помню.

Что касается иностранной
разведки, которая, как «Те­фаль», всегда думает о нас, то, внимательно
проследив за моими путевыми впечатлениями, она как раз и сможет вы­числить, где
тогда находилась секретная база Гремиха.

Так вот. Телефон (само
собой, секретный) коммутатора этой базы мне дала бабушка того матроса, которого
отдали под суд и для защиты которого меня просили выехать. По это­му телефону я
без труда дозвонился по междугородной до председателя трибунала, который,
спросив, кто я есть, и по­верив мне безоглядно, сообщил дату слушания дела и
все, что нужно, чтоб к ним добраться. Вернее, почти все.