СУДЕБНЫЕ РЕЧИ

Вероятно, в этом и
содержится нелегкий ответ на вопрос об относительной или абсолютной
обязательности принципа адвокатской тайны.

«Не звени ключами
тайн...»

(Опубликовано в журнале «Российская юстиция». №2.
1997)

СУДЕБНЫЕ
РЕЧИ

ДЕЛО
СВЕТЛОВОЙ

(Хищение государственной
собственности)

Светлова Тамара Ивановна
обвинялась в том, что, работая за­ведующей секцией культтоваров крупного
универмага в г. Москве, принимала для реализации похищенные иными обвиняемыми
спор­тивные мячи. Согласно обвинению, всего ею было принято таким образом
товаров на сумму 15 500 рублей. Вырученные от продажи деньги присваивались
участниками преступной группы, в том числе и Светловой.

на всем протяжении
следствия Светлова виновной себя не признавала.

Дело рассматривалось
Московским городским судом в 1961 го­ду. Суду было предано 20 обвиняемых.

Товарищи судьи!

при таком количестве
подсудимых вам будет трудно, не заглядывая в документы дела, припомнить
отличительные черты каждого из них. В утомленной памяти вашей после че­тырех
недель процесса все они, наверное, выглядят одноли­кой группой.

поэтому защиту Светловой
я хотел бы начать с тех осо­бенностей, которые резко выделяют ее из общего ряда
лиц, сидящих перед вами, и эти особенности помогут вам в сове­щательной
комнате, еще до того, как вы начнете разбирать свои заметки, восстановить в
памяти особенный облик Свет­ловой и ее особенное положение.

Ей вменено в вину
наименьшее из всех подсудимых обви­нение: помощь в реализации похищенных мячей
на 15 500 руб­лей. В обвинительном заключении указано, что за каждый проданный
мяч торговые работники получали по два рубля. Значит, за те мячи, в продаже
которых она обвиняется, Свет­лова могла получить около 2000 рублей за три года.
За три года — две тысячи. Это наименьший в деле объем обвинения.