У меня полный рот слюны!

Прочитав дело,
однополчанин определил для себя линию защиты, которую и изложил в своей речи:

—  Граждане судьи! —
сказал он суду. — Я считаю, что мой подзащитный нахулиганил не потому, что
выпил лишнего, а потому, что закусывал капустой. Лично я, граждане судьи,
капусту закуской не считаю. Я не уважаю ее. А вы, граждане судьи, — обратился
он к составу суда, — вы лично считаете капусту закуской?

Тут судья прервал его
выступление и объявил перерыв. Иванова приятеля попросили зайти в
совещательную. Там су­дья ему говорит:

—  Федя! Что ты
несешь?! Ты соображаешь, что ты гово­ришь или нет? Тебя же слушать невозможно!
У меня полный рот слюны!

После этого секретарь
вышел в зал и объявил перерыв на обед. Состав суда и однополчанин проследовали
в кафе на­против.

После обеда дело было
рассмотрено с вполне терпимым результатом.

*  * *

В один из моих выездов в
Узбекистан прокурор, сидев­ший со мной в процессе, рассказал мне, как его
недавно по­слали на плановую ревизию в прокуратуру одного из горных районов:

—  Ну, первую
половину дня я смотрел дела у них в про­куратуре, проверял учет, статистику. А
обедать райпрокурор, как водится, пригласил к себе домой. Отказаться нельзя —
оскорбишь. Пришли к нему, разулись, сели, беседуем. Жен­щины заранее накрыли
стол, но шашлык из уважения к гостю делают при мне. Человек во дворе зарезал
молодого бараш­ка, разделал, приготовил, положил мясо на мангал, помахал
флажком, с поклоном подал, ушел. Запах дивный! Я говорю: пригласить надо бы
человека к столу, угостить. «Нет, — гово- рит прокурор, — его
на кухне покормят». «А кто это?», — спрашиваю.
— «А это местный адвокат».