У знающих людей я выяснил,

У знающих людей я
выяснил, какие температуры бывают в Мурманске летом, и, узнав, что почти как в
Ленинграде, мо­жет, — чуть прохладнее, соответственно этому собрался и взял
билет не на самолет, а на поезд: в кои веки проедешь по прекрасной Карелии...

И действительно, когда
после Ленинграда пошли «остро­конечных елей ресницы над голубыми глазами озер»,
ото­рваться было трудно, так и простоял весь день у окна... Пока не кончились
дивные леса и не пришли им на смену болоти­стые поляны с чахлым приземистым
березняком.

Выйдя с вокзала в
Мурманске, сел в дребезжащий, сто­летнего возраста трамвай и доехал до морского
порта. Осмо­трелся. Слева на голубом щите сообщалось: «АБРАМ — ТУДА, АБРАМ —
СЮДА». Ниже шел какой-то текст. Подошел поближе, чтобы уяснить причины суеты с
Абрамом. Оказа­лось, что это — кассы местных линий и на щите всего лишь
расписание катеров через залив, к Абрам-мысу и обратно. Настроение улучшилось,
и пошел дальше в поисках кассы дальних рейсов. Таковая тоже обнаружилась, и по
висевше­му рядом с ней таблу (а как иначе — «по табло»?) убедился, что пароход
«Феликс Дзержинский» действительно, как и сказал мне председатель трибунала,
отходит вечером в нуж­ном мне направлении. Все сходилось.

Я сунулся в окошко и
попросил билет в первый класс до Гремихи...

—  Документ есть? —
спросила в ответ сидевшая там де­вица в мелких кудряшках.

Протянул ей свое
адвокатское удостоверение и команди­ровку, она принялась их рассматривать.
Потом неуверенно сказала:

—  Так это какая-то
не та коллегия...

—  А какая нужна? —
спросил я.

—  В Гремиху без
пропуска — вот у меня перечень — едут члены Военной коллегии Верховного Суда, а
у вас же Москов­ская областная!