В подобном случае Тартайнис и

из этого следует, что
работники приемного отделения, располагая резервом из стада предыдущего дня,
имели пол­ную возможность и 19 июня 1984 года, и 2 июля 1984 года, и 23
сентября 1985 года (дни вмененных Тартайнису эпизодов) подать на убой полное
число реальных, а не приписанных свиней, скрыв от Тартайниса факт приписки и
оставив оформление лжеубоя «бестоварных» приписных свиней до следующего дня, то
есть до возвращения на работу своего соучастника. В подобном случае Тартайнис и
в ведомости взвешивания указывал за эти дни подлинное, а не завышен­ное
количество туш, сдаваемых на склад.

изложенное свидетельствует,
что сам факт составления Тартайнисом в указанные выше три дня ведомостей, в
кото­рых, по мнению суда, наряду с реально забитыми указаны и свиньи, реально
не принятые в эти дни приемным отделени­ем, недостаточен для вывода об участии
Тартайниса в хище­нии: факт этот по обстоятельствам дела может объясняться и
иными, некриминальными причинами.

иных улик виновности
Тартайниса не имеется.

То, что указанные выше
обстоятельства оказались вне поля зрения суда, объясняется и весьма
поверхностным ис­следованием относящейся к Тартайнису части дела.

протокольная запись
допроса Тартайниса в суде умести­лась на трех страницах, то есть на полутора
листах (лл. 102­105 т. 69). Судя по
протоколу, ни одного вопроса ему задано не было.

из описания вмененных
Тартайнису эпизодов видно, что к нему имели отношение всего 3 приходные
накладные и 3 рас­ходные ведомости. Однако 2 накладные по первому и второ­му
эпизоду (лл. 197 и 210 т. 5) Тартайнису при его допросе судом не предъявлялись
и объяснений его по ним нет (см. л. 102 т. 69).